1985. Как Хорена Оганесяна «ушли» из великого футбола, а как он в него триумфально вернулся.

1985. Как Хорена Оганесяна «ушли» из великого футбола, а как он в него триумфально вернулся.

 

01

Кто же из футбольных болельщиков первой половины 1980-х годов не помнит Хорена Оганесяна?

 

Взрывной, активный, энергичный

Имеющий удар отличный

Играл он просто феерично

За этим наблюдал я лично!

 

Не даром люди говорят,

Вы вот спросите у ребят,

Вам скажут: «Лучший из армян

Это Хорен Оганесян!!!».

 

Этот атакующий полузащитник сборной СССР и ереванского «Арарата» был у всех на устах. Причем не только в Советском Союзе, но и за рубежом. Благодаря его яркой игре за главную команду страны на международной арене в 1983 году английский еженедельник «Уорлд Соккер» назвал Оганесяна «лучшим полузащитником Советского Союза»! Такое признание дорогого стоит. И нужно очень постараться, чтобы его заслужить. А как забыть невероятные по красоте голы Хорена? Это он дважды забивал действующим чемпионам мира, аргентинцам с неподражаемым Диего Марадоной во главе в их же логове, когда сборная СССР дважды играла вничью – 1:1, в 1980 и 1982 гг. Это он забил один из красивейших голов чемпионата мира в Испании 1982 года, когда поразил ворота сборной Бельгии эффектным ударом ножницами в падении!

02

Бесполезный прыжок голкипера сборной Бельгии Мунарона за мячом после блестящего в своей эффектности и эффективности удара ножницами в исполнении Хорена Оганесяна.

03

Три «звезды», три светлых повести! Народные кумиры, голкипер сборной СССР спартаковец Ринат Дасаев вместе с Хореном Оганесяном перед поездкой на чемпионат мира в Испании-1982 на фарт прикасаются к животику своего любимого актера, Евгения Леонова. Да, Оганесян любил пошутить, и был в молодости очень веселым и жизнерадостным человеком.

03-1

А еще 1982 год навсегда запомнился Хорену Оганесяну тем, что он сочетался узами брака с красивой девушкой Джулией.

03-2

И вот какого сына жена родила Хорену Георгиевичу Оганесяну. Жора Оганесян был игроком молодежной сборной Армении и «Пюника», а также выступал за ташкентский «Локомотив». Как раз тогда, когда этот клуб возглавил его отец в самом конце 2011 года. У супружеской четы Оганесян родилась еще дочь Эдита.

 

 

Интересно, что лучшим голом сезона-1982 в СССР был признан мяч, тоже забитый Хореном Оганесяном. Да и еще в каком матче! С самым принципиальным соперником «Арарата» в советском чемпионате – бакинским «Нефтчи на родном стадионе «Раздан» в Ереване. Тогда, 16 мая в матче 11 тура чемпионата СССР Оганесян осчастливил всю Армянскую ССР, оформив разгром сильнейшего клуба Азербайджанской ССР, когда решился на удар в падении через себя метров так с десяти. Мяч буквально вонзился в сетку ворот гостей, и счет стал – 3:0 в пользу «Арарата»! Помню, как в итоговом выпуске «Футбольного обозрения» перед ведущими этой популярнейшей в Союзе программы, Николаем Озеровым и Владимиром Перетуриным (которые, собственно, и выбрали три лучших, по их мнению, гола, за которые потом голосовали телезрители), лежало три стопки писем. Одна – это те, кто проголосовал за Оганесяна. Вторая – за динамовца Тбилиси Александра Чивадзе. И третья – за Александра Прокопенко из минского «Динамо». Так вот стопка, где телезрители отдали свои голоса за Хорена Оганесяна, была гораздо больше, нежели две другие вместе взятые. Кто же мог тогда подумать, что именно после матча с «Нефтчи», который состоялся 25 апреля 1985 года на Республиканском стадионе им. В. И. Ленина в Баку, и начнется выдавливание Оганесяна не только с ереванского «Арарата», но и с большого футбола вообще?

Хотя подобные попытки предпринимались и раньше. Когда в 1982 году «Арарат» возглавил Аркадий Андреасян, для Армянской ССР буквально легендарная личность, то сразу же у этого очень уважаемого в республике человека начались конфликты с главной «звездой» ереванской команды Хореном Оганесяном. У обеих живых «легенд» армянского футбола был огромнейший авторитет. Оба – любимцы всей Армении. А, как известно, двум львам в одном логове не бывать. Вот и началась такая себе «тихая» война между тренером и игроком за влияние в команде. Оганесян часто просматривал юношеские соревнования и чуть ли не за руку приводил молодую талантливую поросль на смотрины к Андреасяну. Это, конечно же, совсем не нравилось ветеранам «Арарата», которые спинным мозгом начинали чувствовать со стороны молодежи нешуточную конкуренцию за место в основном составе. Так что тренеру сильнейшего клуба Армянской ССР не составило труда сколотить вокруг себя группировку из футболистов,  недовольных действиями Хорена Оганесяна. Андреасян вызывал их к себе на доверительные беседы, обещал твердое место в основе, машины, другие блага. Лишь бы только футболисты его поддержали в закулисной борьбе с любимцем Армении.

«В 83-м меня внезапно освободили от обязанностей капитана команды, — рассказывал в своем интервью репортеру «Футбол от «Спорт-Экспресса» (25. 02. 1996) Игорю Рабинеру сам Хорен Оганесян, —  Андреасян вызвал 11 игроков, поставил перед собой и приказал голосовать. К тем, кто осмелился бы проголосовать за меня, применили бы суровые санкции, в этом можно было не сомневаться. Наедине я спросил его: «Зачем ты это делаешь? Неужели не понимаешь, что сегодня ты их настроил против меня, а завтра они же съедят тебя?». Он в ответ пробормотал что-то невнятное. А, между прочим, на следующий день после освобождения меня от должности капитана была игра с кишиневским «Нистру», и я ответил старшему тренеру четырьмя забитыми голами.

- Говорят, вопрос стоял даже так: или вы — или тренер?

- В том же 83-м поехал я играть за сборную против немцев. Возвращаюсь — меня сажают в машину и везут в ЦК компартии Армении. Оказывается, Андреасян за моей спиной поставил там этот самый вопрос. Шесть часов я из кабинета в кабинет ходил и, наконец, сказал: «Я — футболист. Дайте мне возможность спокойно играть в футбол». В ЦК в тот момент мозговитые люди работали, они ответили: «Иди, играй». До конца сезона дотянули кое-как, а тогда уже я сказал, причем ему в лицо: «Или ты, или я». Как раз в тот момент встал вопрос о возвращении Симоняна, и авторитет тренера, который привел «Арарат» к, званию чемпиона СССР и к Кубку Союза, решил все — Андреасян ушел. Увы, Симоняну не удалось поднять клуб на прежние высоты. Да и не могло удаться — команда была настолько разобщена, что половина игроков попросту не разговаривала друг с другом, она была разорвана пополам. Ни о каком футболе в такой ситуации речи быть не может».

Здесь, конечно, лучший футболист Армении ХХ века немножечко напутал хронологию событий. Сначала, 26 июля, Оганесян сыграл в товарищеском матче за сборную СССР против социалистических восточных немцев в Лейпциге. Тогда на «Центральштадионе» собралось 70 000 (!) зрителей, которые стали свидетелями фееричной игры советской команды, и Хорена Оганесяна в частности. Хорик, как называли любя промеж себя футболисты полузащитника «Арарата» в командах, где он играл, забил в этом матче самый красивый гол, когда на 35 минуте ударом с 25 метров в верхний угол ворот Рудваляйта сотворил очередной свой шедевр. Немецкий голкипер был бессилен что-либо предпринять, потому как такие мячи не берутся, и счет стал 2:1 в пользу подопечных Валерия Лобановского. Во втором тайме наша команда смогла забить еще раз, и снова ушла с поля непобедимой. Пока что, в сезоне 1983 года, сборная СССР не проигрывала.

Матч советского первенства по футболу с «Нистру» в Кишиневе «Арарат» провел 9 августа. Накануне игры Оганесяна на общем собрании команды лишили звания капитана, на что Хорен ответил четырьмя забитыми голами в ворота хозяев поля. Интересно, что сам ход поединка складывался для армянского клуба совсем непросто. На 75 минуте молдаване сравняли счет – 2:2, буквально приведя 15 000 зрителей на Республиканском стадионе в экстаз. Но в тот день Оганесян был неудержим, и к своим двум уже забитым голам добавил еще два – 4:2, «Арарат» побеждает явного аутсайдера и с 21-им набранным очком поднимается с 14-го на 12-е место в турнирной таблице.

04

Тревога всему «Спартаку»! К воротам Дасаева рвется Хорен Оганесян! И никакой ему Шавло в этом не помеха.

 

 

Конечно же, Хорен Оганесян не был мальчиком-паинькой, и вел далеко не аскетический образ жизни. Любимец всей Армянской ССР любил жизнь. Очень любил. И при первой же возможности наслаждался всеми ее прелестями сполна. К тому же Оганесян, как многие мужчины из Закавказья, был вспыльчив, ершист, за словом в карман не лез. И вот после конфликта с начальником команды (а он обвинил футболистов в сдаче игры), который возник после гостевого поражения «Арарата» в предпоследнем туре чемпионата СССР 1984 года от московского «Динамо» — 0:1, Оганесян, отпустив барки чиновника от спорта, сорвал с себя футболку, и вышел из раздевалки, громко хлопнув дверью. Тогда лидер ереванского клуба, пребывая в крайне возбужденном состоянии, решил пойти в «Спартак» к Бескову, который уже давно звал к себе Оганесяна. И лучше бы пошел, но ведущий футболист «Арарата», все же, после двухнедельного демарша, появился на предсезонном сборе своей команды. Ну, не мог Хорен Георгиевич жить долго без футбола и без родной Армении. Долгая разлука с милыми сердцу местами его угнетала и утомляла.

21 апреля 1985 года. Матч самых принципиальных соперников, «Нефтчи» — «Арарат». На 88 минуте Машалла Ахмедов наносит точный удар головой по воротам команды гостей, и счет становиться – 1:0 в пользу сильнейшего клуба Азербайджанской ССР. Хорен Оганесян, стоя в центре поля, аплодирует бойцовскому характеру футболистов «Нефтчи». И понеслось! По болельщицким байкам, некоторые одноклубники Оганесяна обвинили его в сдаче игры и тут же начали избивать в раздевалке. За своего бывшего капитана вступилось несколько игроков «Арарата». А друг Хорена Георгиевича, Ашот Саакян, бросился с кулаками на тренера команды Левона Иштояна и попал ему по лицу. Конфликт удалось погасить только наставнику армянской команды, Никите Симоняну. Но в знак протеста нахождения Оганесяна в коллективе футболисты «Арарата» умышленно проиграли (после гостевых 2:3 в Минске и 1:1 в Кутаиси) в следующих матчах на своем поле днепропетровскому «Днепру» (3:5) и одесскому «Черноморцу» (1:2, где счет открыл Оганесян). Так что судьба лидера сильнейшего клуба Армянской ССР была предрешена. Оганесяна публично обвинили в сдаче матча бакинскому «Нефтчи», хотя доказательств этому и не было, и подвергли бессрочной дисквалификации.

Конечно же, Оганесян не мог сидеть без дела, сложа руки, и тут же уехал в Москву, где его с распростертыми объятиями принял в «Спартаке» наставник этой команды Константин Бесков. Ведь такие высококлассные исполнители на дороге не валяются. И если Оганесян кому-то перешел дорогу в Армении, то в столице на это было глубоко начхать. Хорен явно мог усилить игру «Спартака» в средней линии. Вы представляете себе, уважаемые любители футбола, какая могла быть суперсвязка – Черенков – Оганесян! Это же просто ужас для всех соперников!

Но, как оказалось, не все так легко, как думали руководители народной команды России. Оганесяну не помогла даже протекция начальника управления футбола СССР и вице-президента ФИФА Вячеслава Колоскова. В устранении Хорена Георгиевича от большого футбола были задействованы силы гораздо большего калибра. В популярной советской газете «Труд» «появился зубодробительный фельетон, посвященный моей персоне», как выразился сам Оганесян, где во всей «красе» были описаны лихачества полузащитника «Арарата» по Еревану на своем «Мерседесе» под «именным» номером 00-08 (под восьмым номером Хорен играл в клубе), да рассказано о том, как он в одиночку, наплевав на команду, уехал из аэропорта один на клубном автобусе. И все объяснения Оганесяна, что номер к «Мерсу» ему подарили в знак благодарности сами же ГАИшники, а в случае с автобусом… Впрочем слово самому «виновнику»: «Дело было так. После того выезда мы прилетели не в Ереван, а в Тбилиси — была нелетная погода. В перспективе была пара часов ожидания вылета — в очереди томился добрый десяток ереванских самолетов. И тут в аэропорту встречаю друзей, которые говорят: «Хорик, полетели с нами!». Я, жутко уставший после постоянных перелетов (клуб, сборная…) и мечтающий побыстрее добраться домой, согласился и предупредил руководство. Прилетели. Команду ждут два автобуса и три легковые машины. Водитель рафика (такой микроавтобус типа Газели – К.А.) спрашивает: «Через сколько будет команда?». Узнав, что через два часа, он сам предлагает подбросить меня до дому, тем более что езды-то каких-то 15 минут. А написали, будто единственный автобус забрал, а команда ждала. Да я бы такси взял, если бы ребятам ехать было не на чем — что, у меня денег нет?».

Статья в «Труде» была подписана спецкором этой газеты в Армении, и явно сварганена по заказу свыше. А в советские времена печатное слово в центральных изданиях, порой, имело больший вес, нежели заступничество самых влиятельных людей. Оганесян, конечно же, не опустил рук. Но на все его запросы в Москву следовали неутешительные ответы, что разбирайся в Армении, это тамошние начальники инициаторы твоей дисквалификации. А в Ереване в ответ кивали на Белокаменную. В общем, получился заколдованный круг, который при всем желании невозможно было разорвать. Так одного из лучших футболистов Советского Союза того времени лишили Большого футбола.

Конечно же, Хорен Оганесян не мог оставаться вне игры миллионов. После некоторых мыканий и издевательских предложений идти работать «по специальности» (а Хорен Георгиевич закончил институт народного хозяйства, только вот ясно, как он там «разгрызал гранит науки»), Оганесян принял предложение своего друга и возглавил в качестве играющего тренера заводскую команду «Искра» (будущий «Бананц»). Выиграв через два года первенство республики, команда вошла во вторую союзную лигу. На Оганесяна тут же посыпались предложения возглавить «Котайк» из Абовяна, который представлял Армению в Первой лиге СССР, а позже и ереванский «Арарат». Но в обоих случаях председатель Спорткомитета Армянской ССР был категорически против! В таких немыслимых условиях кто хочешь может сломаться. А Хорен Георгиевич Оганесян, он ведь тоже живой человек. Расстроился, конечно, страшно. Перестал держать физическую форму, что неминуемо привело к стремительному набору веса. И тут в конце июня 1989 года Оганесяну пришло приглашение участвовать в прощальном матче Олега Блохина. Да, Хорен выглядел на фоне действующих футболистов тучным. Шутка ли, 11 лишних килограмм! Помню, как он заменил на 75 минуте Горлуковича и вышел на поле под оглушительные аплодисменты переполненного Республиканского стадиона в Киеве. Ведь любители футбола давно не видели своего любимого футболиста в деле. Среди болельщиков ходили даже слухи, что Оганесян отбывает срок в местах не столь отдаленных. Ан нет. Вот он, на поле, проводит свой последний матч в составе сборной СССР. Пускай имеющий и неофициальный статус. Но первой команды страны!

05

Хорен Оганесян перед выходом на поле переполненного Республиканского стадиона в Киеве во время прощального матча Олега Блохина.

 

 

А потом было триумфальное возвращение Оганесяна в Большой футбол. Хотя, здесь не обошлось без связей. Работал в Спорткомитете Узбекской ССР один знакомый Хорена Георгиевича, армянин по национальности. Вот он то и посоветовал только что ставшему у руля ташкентского «Пахтакора» Федору Новикову усилить состав своей команды Оганесяном. «А почему бы и нет? – подумал опытный тренер, который до этого шесть лет был «на подхвате» у Бескова, — Хотел ведь Хорен выступать за «Спартак». Так пускай теперь постигает все премудрости спартаковской игры под моим руководством в «Пахтакоре»!»,  — и взял трубку телефона: «Хорик, хотим пригласить тебя в «Пахтакор». «Вы знаете, — говорю, — какой у меня вес? И сколько лет не играю?» — «Знаем», — вспоминал Хорен Оганесян обстоятельства своего возвращения в Большой футбол, — Решили еще раз созвониться через три недели — а я пока постараюсь килограммы свои сбросить. Все три недели бегал по сугробам возле Республиканского стадиона. Перезванивают: «Ну что, согласен? Придешь?» — «Приду». Но сбросил только три килограмма. Восемь потом согнал. Оказалось, «Пахтакор» о высшей лиге и не мечтает, а я только на команду взглянул, сразу говорю: можем выйти! Начали играть. Играл бы со мной Игорь Шквырин еще в «Арарате» — все бы рекорды результативности побил, ручаюсь. Та наша связка в «Пахтакоре» — это потолок! Мяч у меня, уже знаю, куда он бежит… А бежал он здорово. И бил тоже».

06

Хорен Оганесян на тренировках себя не щадил, и тренировался, тренировался, тренировался… Зато как потом обалденно играл! Смотря на его просто потрясающие феерии на футбольном поле, глаз болельщика радовался, а душа пела.

 

 

Не в последнюю очередь благодаря атакующей связке Оганесян – Шквырин «Пахтакор» в сезоне 1990 года завоевал «серебро» Первой лиги, и вместе с победителем, владикавказcким «Спартаком», плюс запорожский «Металлург» и московский «Локомотив», которые расположились в итоговой турнирной таблице вслед за командой из солнечного Ташкента, вышел в Высший эшелон советского футбола. За два года, проведенные в «Пахтакоре» Хорен Оганесян словно переживал вторую молодость. Скорости, конечно, были уже не те. Зато у него мяч «бежал», и после изумительных пасов одного из лучших полузащитников в истории советского футбола, партнеры по команде не единожды оставляли свои «автографы» в воротах соперников. Да и сам Оганесян не прочь был вспомнить те времена, когда и он был рысаком, выбивая из под подков на копытах искры. За те два сезона, проведенных в «Пахтакоре», Хорен Георгиевич сыграл в чемпионатах страны 46 матчей, в которых забил 9 голов.

Завершил свои активные выступления в футболе Оганесян 13 мая 1991 года, когда на 84 минуте матча в Ташкенте с киевским «Динамо» (2:0) «Лужный сзади так под меня подкатился, что я сразу понял: от ахилла ничего не осталось. Конец карьеры, — вспоминал с грустью этот переломный момент в своей жизни Хорен Георгиевич, — Киевский врач, Малюта, сказал: давай, мол, с нами в Киев спецрейсом полетишь, там прооперируешься. Я Мышалову, врачу сборной, позвонил, тот посоветовал: если есть возможность в Греции оперироваться, лучше туда. Полетел в Грецию, Блохин (тогда тренер «Олимпиакоса») в аэропорту встретил. «Что хромаешь?». К врачу «Олимпиакоса» устроил — так меня заштопали, что лучше прежнего стало». Но хоть все стало лучше прежнего, а свою спортивную карьеру Хорену Оганесяну пришлось закончить.

 

 

07

Вот таким он был несгибаемым бойцом на поле и вне его, одна из самых ярких «звезд» советского футбола Хорен Георгиевич Оганесян. Такие игроки украшают футбол. Ради таких «звезд» болельщики и ходят на стадионы, чтобы в очередной раз насладиться их неподражаемой фантастической игрой. И я рад, что застал Хорена Оганесяна в годы его активной футбольной карьеры. Воистину, это был один из лучших полузащитников советского футбола за всю его историю!

 

P.S. Хорен не сдавал этот матч…в то время его настырно приглашал Бесков в Спартак, и он имел большое желание перейти туда после окончания сезона…о его решении были в курсе все — начиная от водителя автобуса Арарата, заканчивая первым секретарём цк Армении…не для кого не секрет, что 80-ых Арарат тащил Х.Оганесян…0:1 от Нефтчи, был самым хорошим поводом отстранить его от футбола…ведь его в верхах предупреждали, что решишь уйти, забудь про футбол вообще…ходили слухи, что за этот матч он взял 10000рублей, из которых 1000 отдал Подшивалову…это чушь, потому что Подшивалов остался в Арарате до 1991-го…  Ашот(GOGA199-76@MAIL.RU)

 

26-28 октября 2014.

Костенко Александр Александрович.

 

 

Вы можете оставить комментарий.

Оставить комментарий