Суперсерия-72. А был ли Тарасов «За»?

Суперсерия-72. А был ли Тарасов «За»?

01

 

 

Анатолий Владимирович Тарасов – величайший хоккейный тренер, который вывел в люди многих «звезд» мирового хоккея. Валерий Харламов, Анатолий Фирсов, Борис Михайлов, Владислав Третьяк, Александр Рагулин, Виктор Кузькин, Альметов, Локтев, Борис Александров, Владимир Петров – эти легендарные игроки есть воспитанниками Тарасова. На пару с Аркадием Чернышевым в качестве второго тренера сборной СССР Анатолий Владимирович установил уникальный рекорд – в период с 1963-го по февраль 1972 года национальная команда Советского Союза была непобедимой во всех международных турнирах, в которых принимала участие!!! Фантастика, да и только. Нынешнему поколению российских хоккеистов такие свершения по плечу разве что в самых радужных оптимистических снах.

То, что характер у Тарасова был очень непростой – это общеизвестно. Вот как о нём отзывался его сосед по дому, известный баскетбольный тренер Александр Яковлевич Гомельский: «Он был очень непростым, жестким тренером. Тарасов ломал людей, но этой ломкой на самом деле он и умел создавать уникальные характеры».

«В спорте ни в коем случае нельзя останавливаться. Когда соперники равны, результат может оказаться случайным. Надо быть на голову выше. Только тогда можно подавить, победить, уничтожить любого соперника. Я очень люблю своих ребят. Именно поэтому требовал с них то, чего никогда не мог сделать никто другой» – это уже слова самого Тарасова.

Многие знавшие его люди утверждают, что самой заветной мечтой этого выдающегося тренера была встреча его подопечных с канадскими профессионалами. Признаться, до недавнего времени (осени прошлого года) в этом не сомневался и автор этих строчек. Но потом…

Когда редактировал материал про Суперсерию-72, который есть в моем блоге, наткнулся на совсем обратное утверждение, мол, Тарасов был как раз против встреч с канадцами, и в последний момент решил его вставить в текст. Что вызвало бурю возмущений у российских любителей хоккея с шайбой, а то и откровенных насмешек. Вот тут то я и решил разобраться с этим вопросом.

Ведь если мыслить логически – то ничего не мешало Тарасову и Чернышеву воплотить свою мечту в реальности. Хрущев после побед на Олимпиаде-64 и завоевания сборной СССР второго подряд мирового чемпионского звания согласился на встречи советских хоккеистов с профи. Но его осенью отстранили от власти. На Олимп поднялся новый кормчий – наш дорогой Леонид Ильич Брежнев. Оказалось, что и он, заядлый болельщик хоккейного «Спартака», был совсем не против того, чтобы сборная СССР померилась силами с канадскими профессионалами. И не то, что не против, а двумя руками «За!». И вообще новоиспечённый генсек был против любых изоляций советского спорта, и без боязни быть опозоренным перед глазами мирового сообщества, разрешал принимать участие спортсменам СССР в тех крупных международных соревнованиях, в которых они хотели отличиться. Например, футбольные клубы Союза в 1965 году дебютировали в еврокубках. Так почему же Тарасов с Чернышевым телились (пускай меня извинят за столь резкое слово, но другого не найду)? Почему не решались сразиться с профи? Почему долгих восемь (!!!) лет советские «любители» никак не могли выйти на лёд против канадских профессионалов?

Я уже перелопатил множество свидетельств, интервью и исследований на эту тему. Канадская сторона, начиная с 1964 года, была только «За» проведения игр с советскими хоккеистами. И с каждым годом это желание возрастало всё больше и больше, так как советские хоккеисты были непобедимы на «любительском» уровне. Так в чём же была преграда, когда все хотели, но на площадке сойтись в рубке так и не смогли аж до сентября 1972 года? Не в Тарасове ли здесь с Чернышевым причина? В их нежелании «опозориться» перед всем миром? Мол, мы и так сильнейшие на планете – и почивали тренеры на лаврах несокрушимых победителей.

Конечно же, подавляющее большинство спортсменов и людей, жизненные пути которых пересекались с Тарасовым, а также его родных и близких с уверенностью говорят, что встреча с профессионалами была мечтой для Анатолия Владимировича. То, что великий тренер озвучивал эту мечту повсеместно – не поддаётся никакому сомнению. Только вот озвучивал ли Тарасов, то, что думал – это огромный вопрос. Его действия говорят об обратном. Хотя, снова же таки, я не утверждаю сие. Ведь в мысли людей заглянуть никому не дано.

Да и увольнение Тандема сразу после выигрыша Олимпиады-72 в японском Саппоро вызывает множество вопросов. По рассказам жены Тарасова, его с Чернышевым уволили из-за игнорирования указок вышестоящих товарищей: «На сборную тогда здорово надавило руководство нашей страны – требовали, чтобы мы в последнем матче турнира сыграли с чехами вничью. В этом случае мы занимали первое место, а чехи – второе. Но наши друзей из соцлагеря разнесли 5:2, и Тарасов с Чернышевым сразу попали в опалу. Анатолию не стали даже вручать орден Ленина, хотя это планировалось за победу на Олимпиаде.

Но главное – тренеров отстранили от сборной. И отобрали мечту – сыграть с канадцами в Суперсерии-72. Нашу команду на этих матчах возглавили Бобров и Борис Кулагин. Принять Анатолия в свой штаб они категорически отказались. Более того, в пику Тарасову и Чернышеву Бобров отчислил из сборной армейца Анатолия Фирсова и динамовца Виталия Давыдова. А ведь оба они были трехкратными олимпийскими чемпионами, одними из лучших в нашей команде…».

Про Фирсова… «Всеволод Михайлович (Бобров) хронически не переваривал никаких «звёздных» капризов от своих подопечных. Поэтому и выгнал со сборной накануне чемпионата мира-1972 в Чехословакии лучшего бомбардира советского хоккея  конца 1960-х годов Анатолия Фирсова. На что игрок отреагировал мгновенно, категорически отказавшись выходить в составе главной команды страны, пока ею верховодит Бобров. Что-то типа – «Он, или я!». Федерация хоккея, конечно же, сделала выбор в пользу тренера. Ведь, как известно, в Советском Союзе незаменимых людей не было во всех сферах нашей жизни, и в спорте в частности. Уже после окончания Суперсерии Фирсов со страниц «Советского спорта» покаялся в содеянном, мол, был не прав, признаю свою горестную ошибку, и впредь почту за честь играть за сборную, если меня туда, конечно, ещё пригласят. Но против канадцев этот прекрасный хоккеист не сыграл, заметно ослабив своим отсутствием атакующий потенциал советской команды. Кстати, предыдущие тренеры сборной СССР, Чернышев и Тарасов не изъявляли особого желания встречаться с профессионалами, и дальше разговоров в начале 1970-х годов дело не доходило. И лишь только когда весной 1972-го главную команду страны возглавил Бобров, дело сдвинулось с мёртвой точки» — это цитата из моего материала, опубликованного в блоге ранее под названием «Такой хоккей нам не нужен! Не нужен? Неужели? Суперсерия-72 – противостояние на века».

Так вот теперь я и хочу окончательно разобраться в этом вопросе. Желал ли второй тренер сборной СССР Анатолий Тарасов вместе с Аркадием Чернышевым, официально возглавлявшего главную команду страны, встретиться с профи, или же только занимались пустой говорильней по этому поводу, на самом деле почивая себе на лаврах несокрушимых победителей среди «любителей»? Ведь факт остается фактом. Лишь только Тандем убрали со сборной, сразу же была достигнута договорённость о Суперсерии-72. Здесь есть над чем задуматься! И мне будет интересны мнения российских и украинских хоккейных болельщиков по этому поводу. Ведь не успокоюсь, пока окончательно не разберусь в этом вопросе. Я ведь себя знаю.

 686096457

Чернышева и Тарасова поздравляют с очередной победой. Так может этот Тандем был совсем не против, чтобы таких вот радостных минут было в их жизни побольше, и очень даже против встреч с канадскими «профи». А вдруг опозорятся, ведь тогда горя в виде оргвыводов не оберёшься. А оно им надо?

 

 

P.S. От всего сердца желаю российской хоккейной дружине победы на сочинской Олимпиаде!

 

 

 

 

 

Вы можете оставить комментарий.

Оставить комментарий