Миниатюры. Непобедимый по сракачу!

Миниатюры. Непобедимый по сракачу!

 

сракач

 

В какие только игры мы в детстве и юности не играли – цурка, ножичок, блоха, присядки и другие карточные азартные игры. Про футбол и волейбол, так вообще отдельный разговор. Так вот сракач – это разновидность футбола. Правила простые, как пять советских копеек. Одна команда всей гурьбой становится на ворота, игроки же второй — по очереди пробивают по три пенальти. Если все три удара были результативными, не важно, после прямых попаданий, или добиваний кого-то из твоей команды, то бьешь до первой неудачи. Те, кто стоит на воротах, не имеют права выбегать за штрафную площадь. Но зато внутри ее могут брать мяч руками. То есть действовать, как вратари. Но самое интересное наступало после завершения игры. Твоя команда победила, к примеру, 20:12. Значит, соперники возле сетки ворот все дружной толпой становятся раком, плотно прижавшись друг к дружке, а победители с издевательскими комментариями со всей дури бьют им по задницам и ногам мячом с трех метров. Ржачка, скажу я вам, уважаемые любители футбола, при этом стояла дикая. Всегда! Конечно же, проигравшие постоянно просто таки жаждали реванша. Посему сразу же после экзекуции начиналась новая игра. И тот, кто пробивал своим соперникам по задницам, просто обязан был в ней играть. Иначе, тебе отдадут «должок» только что «обиженные» хлопцы с такой злостью и силой, что не позавидуешь. Так что если тебе нужно было куда-то срочно отлучиться, то нужно было пропускать экзекуцию.

Сказать, что сракач во времена моего детства и юности был очень популярен в наших краях, это ничего не сказать! Он по своей популярности среди отроков родной Отрадокаменки соперничал с футболом. А иногда на совхозном и школьном стадионах только то и делали, что рубились в сракача. Как водится с матами-перематами, время от времени с возникающими потасовками, плачем младших, когда им мяч больно попадал по седалищам и ногам от старших, и громогласными криками, которые разносились далеко по селу. Особенно в вечерних сумерках. Расходились же по домам уже тогда, когда ничего нельзя было в темноте разглядеть! Бывало, что даже при фонарях играли! Или вот костры за воротами разводили.

Ходили играть, в основном на совхозный стадион, и мы, ребята со Скели (так в простонародье называли район, где мы проживали). Только вот не всегда сыграть получалось. Если, например, ребята на совхозном стадионе резались в футбол, тогда никаких проблем. Водитесь, и вступайте в игру. Бывало, что на поле в командах было по 20-25 человек, а то и больше! Вы представляете себе эту кучу народа? Не то, что водиться, или вот пас нормальный на ход отдать, продыхнуть свободно нельзя было!

Только вот в сракача такое дело не проходило. И играло за одну команду столько пацанов, сколько вмещали в себе ворота. Как станут твои соперники, плотно так прижавшись друг к другу, да и еще подняв руки к верху что, кажется, и мячу негде проскочить. Ан нет. Как зарядишь на силу мячом, «ба-бах!», «девятина»! Или вот от штанги в сетку ворот. Так что набиралось для игры в сракача по несколько команд. И приходилось долго ждать своей очереди. Как вы уже поняли, уважаемые любители футбола, играли на вылет.

Вот мы, парни со Скели, и подумали: «А оно нам надо торчать на краю села по часу, и то и полтора, в ожидании своей очереди?», и сделали свой стадион на коровьем тырле возле вод лимана. Мы там и раньше играли в футбол. Отметили ворота двумя камешками, и вперед. Теперь же установили самые настоящие ворота, с бревен. Вкопали хорошенько, укрепили такими же бревнами сзади и натянули старые рыбацкие сети. Благо у нас этого добра хватает. Я бросил клич в массы: «Даешь свой стадион с воротами!». Пацаны его с готовностью поддержали. Как говориться, были обеими руками «За!». Быстренько все рассосались по домам и принесли все, что для сооружения футбольных ворот нужно – бревна, гвозди, молотки, пилы, сети. Раз, два, дружненько взялись за работу и вечером к своему огромному удовольствию уже играли в сракача на своем «личном» домашнем стадионе. Был он, конечно, по размерам нестандартный. Немного больше половины всамделишнего футбольного поля. Но ведь это наш стадион, родной! И ворота были поменьше, да пониже, так как вкапывали поглубже. Но и то ничего. Главное что ворота были.  С натянутой на них сеткой! И понеслась!

В то время, 1984-1986 года, на Скеле проживало много парней 10-18 лет. Да и старшие хлопцы, которые уже после армии, частенько подтягивались и играли с нами в футбол, свинью и сракача. Особенно во время нереста. Тогда у нас на дамбе места свободного не было от любителей половить рыбу сетями и, чего уж таить, выпить увеселяющих душу алкогольных напитков. Так вот контроли-рыбинспектора только нагрянут, а гонять вроде бы и некого. На дамбе одни пьяные что-то там себе варнякают, так что незаконно вылавливать рыбу они были не в состоянии. А рядом, на стадионе, пацанва с парнями постарше в сракача режется. Правда, эти старшие ребята все как один в закачанных до колена рыбальских сапогах. Но как ты докажешь, что они нарушают закон и вылавливают сетями судаков, лещей, окуней, карпов и так дальше по списку запрещенной к вылову во время нереста рыбы? Ведь на горячем за руку их не поймали. Вот так и уезжали контроли несолоно хлебавши, сняв только сети. Пацаны же, те которые рыбаки-браконьеры, поблагодарят нас, пацанов-футболистов, мол, спасибо вам, выручили, и давай новые сети сыпать.

Так вот у себя на Скеле автор этих строчек был непобедимым в сракаче. То есть моя команда никому и никогда не проигрывала. Ни-ког-да! Сам удивлялся этому факту. Но кто бы против нас не играл, какими бы наши соперники классными футболистами не были, получали по оконцовке по задницам всегда! Бывало, парни специально приходили с других районов села, чтобы сыграть против моей команды. Не верили, попросту говоря. Ах, ты не веришь? Так получай! И получали по полной! Потом, конечно, когда уходили домой, потирая руками задницу с ногами, по которым недавно «погулял» мяч после ударов моей команды, говорили, что это просто повезло тебе. Так никто же с этим и не спорил. Бывало, что и везло. Причем дико везло!

Однажды, ради эксперимента, решили пацаны не водится, как всегда, а отдать мне в команду самых младших и самых худших. На кону – трехлитровый бутыль крепленного мускатного вина производства местного винзавода. Кстати, в иных играх в сракача на кону стояло бухла и побольше. Или вот сигареты, даже сладости разные, тортики там, конфеты, печенье. Потом все это дело победители под чаек употребляли в хатках из камыша и в камыше рядом с нашим стадионом.

Так вот разделились мы таким вот нечестным образом и начали игру. Я был не против такого расклада. Ведь и самому было интересно, неужели и на этот раз попрет и Фортуна снова мне улыбнется. Сначала стала на ворота моя команда. Я всеми силами пытался оградить своих малолеток от неприятностей. Ведь парни постарше били по воротам со всей силы и могли попросту покалечить мячом 10-12-летних детей. Особенно, если мяч попадал в жабятник, который вырыли контроли экскаватором возле вод лимана для развода мальков, да так его и забросили. И когда мы возводили свой стадион, то жабятник врезался в его правый край со стороны воды метров так на пять. Вот и влетал туда кожаный мяч. Причем частенько. Посему становился тяжелым, да ещё и грязь к нему прилипала. Такой снаряд и убить может, не то, что покалечить. Вот и выскакивал я с ворот вперед после каждого удара соперников, чтобы отбить мяч, а лучше – поймать! Ведь только после того, как мяч окажется в руках членов твоей команды удар считается выполненным. Или вот соперники не попадут в ворота. Отскоки от твоих товарищей, как в поле, так и за его пределы — все в пользу «врагов».

Пропустили мы ужас как много. Целых 28 голов! Такой гандикап отыграть реально нереально! Но я малой пацанве со своей команды не давал поводов для уныния, мол, мы их все равно сделаем, и строго-настрого приказал быть исключительно по ногам. Тогда будут отскоки за пределы штрафной площади. И тогда я возьму игру в свои руки. И брал, не сомневайтесь! Только вот к своему выходу к одиннадцатиметровой отметке моя команда уступала 21:28. Все, делу швах? Как бы не так! Федька «Бедя», тогда 27-летний неженатый-холостой в полном расцвете сил, уже начал подтрунивать, мол, готовьтесь, Санина мелюзга, к наказанию, натирайте свои задницы жиром, чтобы не так больно было!

«Ах ты так! Так получай!», — и только ба-бах по воротам. Соперники мяч отбили прямо в жабятник. Мои парни «кожаного» оттуда достали и отпасовали мне в центр. Все приятели из «неприятельской» команды выскочили из ворот и рассосались по штрафной площади. На воротах остался только «Бедя», сильно растопырив по сторонам руки. Я, как бы невзначай, накатил тяжелый мяч на свежий коровий кизяк, и как зарядил со всей дури по воротам, и прямо Федьке в лицо! Удар был такой силы, что мяч, минуя всех, снова отскочил ко мне, завалив про контакте с «Бедей» его на спину и оставив смачную желто-черную отметину из грязи и кизяка у него на лице. Так что добивал я мяч уже в пустые ворота. Пробил верхом, навесом, чтобы пацанов в штрафной площади мяч миновал – есть 22:28. Потом 23, 24… Пошли удары до промаха – 25, 26, 27…

«Бедя» уже не шутит, вся команда соперников тоже уже давно сбросили со своих лиц снисходительные улыбки и сейчас у них всех фэйс кирпичом. «Настройтесь, пацаны, настройтесь!» — умоляет всех Серега «Гера», большой любитель футбола и классный юркий нападающий. Он ни за что не хочет проигрывать своему старшему на год брату и вечному сопернику Толяну, который, в отличие от Сергея совсем не фанател от игры миллионов и был в моей команде вторым после автора этих строчек по возрасту – мне 16, ему 12. Делаю разгон, гуп по ногам. Отскок мяча, все соперники, не рассосались по штрафной площади, как было до этого, а типа стенку передо мной на ее границе установили. Думали, что я снова буду пробивать сходу. Но следует пас Толяну Герасименко на правый край, сам же делаю рывок на левый. Все тут же бросились перекрывать меня, так как автор этих строчек сумасшедшим голосом заорал «Пас!». А Толик спокойно проскочил к воротам и легенько так, с издевкой, пробил мимо выскочившего навстречу «Бедю» — есть ничья! Нужно было видеть, как радовались ей малолетки. Теперь они не будут получать мячом по задницам! Ура-а-а-а!!!!!

«Ну что, Саня, мировая? — начал было съезжать Федька, как старший в команде соперников, — Сейчас, кому можно, раздавим бутылечек вместе, и разбежимся!». «Я согласен, — отвечаю, — но правила есть правила. Буду бить до промаха!». И установил мяч на одиннадцатиметровую отметку. Разбег, Бац – «девятина» — 29:28. Потом было и 30, и 31, и 32, и 33. Я сам офигел от такой прухи! Малолетки уже радуются тому, что будут бить мячом по задницам старшим пацанам и своим более гонористым сверстникам. Вопрос стоял только один: «По сколько раз каждый?». Оказалось, что по семь! Вот счастье для пацанов было, это не описать словами! И бухали они тяжелым мячом по седалищам и ногам своих соперников без жалости. Ведь договаривались перед игрой, что никаких матчей-реваншей не будет. Так что, отрывайся, братва, по полной программе!

И хлопцы отрывались! Лупили с трех метров по стоящей раком плотной толпой команде соперников без жалости. А нечего было во время игры с них потешаться, да разные там песни петь, типа «Сижу одиноко я на плинтуаре», как это делал «Бедя», когда пробивал свои удары и делал разгоны на миллионы. Причем орал он свои матерные песенки так громогласно, что не Скелю прибежала моя мама, заслуженный учитель УССР, чтобы успокоить «певца». Жила то наша семья, ведь, рядом. И все выкрики во время игры хорошо были слышны во дворах людей. Да и еще цепные псы на наш ор постоянно истерическим лаем реагировали. Так что на Скелю прибегала не одна моя мама, дабы утихомирить разгоревшиеся страсти. Потом раздавили бутылечек на всех играющих – кто больше, кто меньше. Но досталось всем.

А я так ни разу и не проиграл в сракача на своей Скеле. Мой родной стадион вроде бы отдавал дань тому, кто воодушевил всех на его создание. Перед самыми моими проводами в армию, которые были 13 ноября 1986 года, коровы все-таки завалили ворота, так как терлись о них постоянно. Наверное, в тот день у них была больша-а-ая сверблячка. И это было символично. Создатель стадиона уходит на долгое время в дальние края на полное казенное обеспечение, и спортивная арена «уходит» вместе с ним. Больше стадион на Скеле никто не восстанавливал. Ни во время моей службы, ни после возвращения автора этих строк в родные пенаты. Почему так, спросите? Так ведь приоритеты в жизни стали иными. Да и юность ушла безвозвратно в дальнюю даль и осталась только в наших воспоминаниях. А так, бывает, иногда хочется вернутся туда, хоть на денек, хоть на часок. Посидеть с друзьями, многих из которых уже нет, в сракача на нашем стадионе порезаться. Но увы… Былого не вернешь!

 

27 апреля 2014.

Костенко Александр Александрович.

Вы можете оставить комментарий.

Оставить комментарий