Миниатюры. Бригада Ух из человек двух, или Витек Цвиря-2.

Миниатюры. Бригада Ух из человек двух, или Витек Цвиря-2.

 

01

Вот так же хватались за головы те, кто проигрывал нашей «Бригаде Ух человек из двух» споры на футбольные темы. Ведь нужно было тут же выставлять немелкий магарыч и накрывать поляну.

 

 

 

Эх, отрочество! Какое классное время было. Начинаешь постепенно входить во «взрослую» молодежную жизнь со всеми ее прелестями и свободами, которые особо притягательны, если раньше было «низзя». Когда многое познаешь в своей жизни впервые – поцелуи с девушками, а потом и «близкие контакты» с разбитными красавицами, поначалу робкие глотки спиртного с последующими зависаловками в молодежных компаниях. Но для меня вот самым настоящим адреналином в 14 лет, после окончания 7 класса общеобразовательной школы и окончания детской музыкальной школы по классу фортепиано, была игра на танцах в составе местной группы «Квадро». Буквально еще несколько месяцев назад тебя, малолетку, старшие пацаны не пускали на танцы, и ты залазил на подоконник окна дома культуры, как раз напротив того места, где играла группа, чтобы с открытым от восхищения ртом наблюдать и слушать, как работают на танцах кумиры местной молодежи. Как тогда хотелось быть на их месте – это не передать словами! Это была несбыточная мечта подростка, буквально живущего музыкой. Только не классической, которая за семь лет обучения в музыкалке уже в печенках сидела, а современной, в стиле диско и рок!

И вот в июне 1983 года моя мечта сбылась! Я репетирую вместе со своими кумирами, и в ближайшую субботу буду играть вместе с ними на танцах! Я общаюсь с теми парнями, с которыми раньше не то, что заговорить, взгляд на них бросить боялся! А теперь вот с ними вместе, равный среди равных. Это ли не верх блаженства?! Они даже советуются со мной, как с музыкально образованным человеком! Ведь все кумиры моего детства  — самоучки, правда, совсем не бесталанные. Даже наоборот, некоторые, так самородки!

Конечно же, на репетициях время от времени возникают перерывы, когда парни, именуемые в нашем селе молодежью эстрадникам, отдыхают. Все по-разному, конечно. Кто расслабляется глубокими затягами сигарет и смачно так выпускает дым с ноздрей, а если со рта, то обязательно делает кольца. Кто релаксирует со стаканом винца в руке, после коротенького «За неё…», вливая его содержимое во внутрь, и произнося потом «…баных», на выдохе. А кто расслабляется спорами про нашу бренную жизнь, политику, но чаще всего спорт. Наш бывший физрук Витек «Цвиря», например, очень любил футбол, разбирался в этом виде спорта и постоянно с кем-то спорил. То — кто с кем и когда играл и какой счет был, то — кто гол забил и на какой минуте. И вот однажды на репетиции в спор Виктора с одним из его друзей влез и я. Как раз совсем недавно, 1 июня сборная СССР по футболу обыграла в отборочном матче на Евро-1984 Финляндию в гостях – 1:0. Вот парни и спорили, на какой минуте забил победный гол Олег Блохин. «Цвиря» доказывал, что минут за десять до конца, его оппонент  — что немного раньше.

- На 75 минуте, — подошел я к спорщикам. Они посмотрели на оборзевшего малолетку, который посмел вмешаться в их прения. Так выразительно, с недоверием в глазах.

- Что, фишку в футболе рубишь? – спросил товарищ моего бывшего физрука.

- Еще как! – это Витек Цвиринько свой голос подал, — Он еще в школе меня просто задолбал был разговорами про сборную, да наши клубы. Привык с «Афанасом» (так все за глаза называли учителя по начальной военной подготовке и физкультуре по совместительству, подполковнику в отставке Ястребова Александра Афанасьевича) диспуты проводить на эту тему. Вот и ко мне докапывался. Да не дуйся ты, Санек! – обратился ко мне Виктор, когда прочитал после этих своих слов обиду у меня на лице, — Это я шучу так. А в футболе этот малый разбирается. Да получше, чем в музыке!

- А что, в библиотеку проверять не пойдем? – спросил у «Цвири» его товарищ, — Там подшивка «Советского спорта» есть (кстати, «Советский спорт» — самая популярная спортивная газета мира, выходившая тиражом в 9 миллионов экземпляров и стоила она три копейки, правда, я ее выписывал за 9 рублей в год).

Да нет, зачем? И так ясно, что я проиграл, магарыч с меня! – махнул рукой Витек, — Ладно, пошли, еще парочку вещей прогоним. Что-то у нас «Скачки» не сильно хорошо получаются.

Я в тот момент просто ненавидел себя! Из-за меня проиграл эстрадник. И не просто эстрадник, а кумир всей местной молодежи! Это ж надо было так опростоволоситься?! Ну, спорят себе парни. Зачем свое рыло совать туда, куда тебя не просят? Хотя, все равно бы технические данные в «Советском спорте» посмотрели. Но то ведь сами, без моего вмешательства. Вот тебе и наладил контакт с Витьком!

И каково же было мое удивление, когда на следующий день «Цвиря» подошел ко мне на речке и махнул рукой, мол, иди сюда. Все то время, когда я поднимался, а потом шел к Витьку навстречу, мои сверстники, с которыми до этого играл в карты, смотрели на автора этих строчек с нескрываемой завистью. Ну, как же? САМ «Цвиря» Саню к себе зовет. Да и еще за плечи обнимает, а потом в сторонку отводит. К старшим пацанам, которые гудят неподалеку. Вот пруха «Кабану» подвалила! Везет же некоторым!

 

- Слышь, Санек. Ты, случайно, не в курсах, кто там с кем играл в последнем туре чемпионата? – сходу спросил Витек, как раз обняв меня за плечи.

- В курсе, и совсем не случайно! – не без гордости ответил я.

- Короче, сейчас мне вкратце поведаешь о том, что знаешь. А то у нас там спор возникает, так я хочу его выиграть. Магарычевое дело, знаешь ли! Да и дело принципа.

- Значит так, киевляне в Кишиневе «Нистру» обыграли – 1:0, гол забил Евтушенко на 58 минуте, — начал я скороговоркой рассказывать протокольные данные 11 тура чемпионата СССР по футболу 1983 года…

 

После того, как «Цвиря» выиграл тот спор, он постоянно начал меня таскать за собой. Во все компании. Особенно, если знал, что там будут футбольные болельщики. И наша «бригада Ух из человек двух», как потом любил хвастаться «Цвиря», всегда была на высоте! Поначалу Витек, при возникновении споров на футбольные темы, отводил меня в сторону и выслушивал правильные ответы. А потом и вовсе говорил: «А вместо меня вон Санек с тобой «бодаться» будет! Я ему доверяю, как самому себе!». И хоть многие уже знали, что для меня футбол – это едва ли не главная частичка моей жизни, моего существа, все равно спорили. И, как всегда, по оконцовке проигрывали, выставляли магарыч, при этом ворча, что связался, мол, «Цвиря», с младенцем. А Витьку то что от этого? Не жарко, и не холодно. Посмеется из проигравших, подтрунивая их при этом: «Будете теперь знать, как с нами спорить!», и вперед победу со своими лепшими кентами обмывать.

Конечно же, в тех веселых компаниях присутствовал и я. Именно, что присутствовал. Тогда еще ведь не выпивал. Но было приятно внимание к своей персоне со стороны нашей местной крутизны. Да и девушки начали у парней интересоваться:

- А что это с вами за мальчик такой скромненький сидит?

- Так, вы мне здесь подрастающее поколение не совращайте! – с напускной строгостью «журил» «Цвиря» красавиц 17-и – 22-ух лет, при этом, подталкивая меня, и шепча на ушко — Обрати внимание на вот ту черненькую. Нравится? – кивок в ответ головой, — Хочешь, прямо сейчас договорюсь?

- А можно? – меня аж затрясло от невиданного доселе возбуждения.

- Вижу, что нужно! – безапелляционно заявил Витек и отвел деваху в сторонку. И через минуту мы с ней уже шли в сторону лозочек…

 

02

Мечта всех девчонок советских времен – крутой парень с гитарой спортивного телосложения, немножко «под мухой» для настроения и с сигаретой в зубах. Нужно ли говорит, что почти все парни стремились соответствовать такому вот девичьему «идеалу».

 

03

Молодежь во все времена просто обожает отдых на природе! Когда веселая компания, и ты предоставлен сам себе – без строгого родительского контроля и без зудения старших людей, что вот в наше время и снег был белее, и нравы чище.

 

04

И уха с только что выловленной с речки рыбы едва ли не главное «условие» и украшение стола таких вот выходов на природу.

 

Так и тягал «Цвиря» меня за собой все лето. Не каждый день, но очень часто. Даже домой приходил и вызывал, если я, к примеру, на речке не появлялся. Многие парни и мужики, на которых наша «бригада Ух из человек двух» тоже время от времени делала «кавалерийские наскоки», знали, что спорить с нами на футбольные темы просто бесполезно, но все равно не выдерживали и в очередной раз завязывался спор, который прогнозируемо заканчивался выставлением нам магарыча и его последующим распитием Витьком со своими друзьями. Весело было. Засиживались наши развеселые компании до ночи. Костер, песни под гитару, уха, печеная картоха, поджаривание сала на огне и вымакивание стекающего жира на хлеб с последующим поглощением всей этой вкуснотищи, и, конечно же, красивые девушки. Весело было, прикольно и приятно. Правда, иногда между парнями вспыхивали драки. И не всегда удавалось их вовремя быстро разнять. Но, по большому счету, там, где есть выпивка, это привычное будничное дело.

А потом «Цвиря» уехал в Москву в гости к своей старшей сестре. Там нашел себе и «вторую половинку» на всю оставшуюся жизнь, и работу в бригаде по прокладке новых веток метрополитена, и свою смерть при прокладке этих самых новых веток метро в 1986 году (или осенью 1985-го, точно не помню). Жаль, хороший был человек. Веселый, общительный, душа любой компании. К тому же талантливый. Имел красивый голос и хорошо пел. Неплохо играл на гитаре. Не просто бреньчал три блатных аккорда, да пяток брал на баре. А именно играл! А рисовал как, просто залюбуешься!

Когда я был во втором классе, так нам нарисовал на жестком ватмане большой корабль. И мы шагали строем с ним, вырезанным и прибитым по контуру нарисованного судна к фанере, да орали всем классом:

- Бескозырка белая, в полоску воротник

Октябрята смелые спросили напрямик:

«С какого парень года, с какого парохода,

И на каких морях ты побывал моряк?».

За что и получили первое место под бурные аплодисменты половина села, в основном родных —  мам, пап, бабушек, дедушек, дядь, теть, крестных — которые окружили Памятник Воину-освободителю в центре Отрадокаменки, где и проходил смотр младших классов на лучшее прохождение строем под песню.

Тогда наш второй класс стал победителем конкурса. За что получил в награду множество сладостей, главным из которых был огромный торт. Его то мы, дружной гурьбой и «приговорили» по возвращению в школу вместе со своей первой учительницей Булавиной Верой Федоровной, и школьным художником, который нарисовал нам корабль, Виктором Цвиринько. Это были первые наши с Витьком посиделки в одной компании. И, как оказалось позже, далеко не последние! Жаль, что такие люди, как «Цвиря», яркие, всеми любимые, солнечные, от которых исходит только позитив, и от общения с которыми сразу же становится теплее на душе, так рано покидают этот суетный мир. Очень жаль!!!

 

29 апреля 2014.

Костенко Александр Александрович.

Вы можете оставить комментарий.

Оставить комментарий