Алкоголь и футболь. Часть 18. Трагедия Анатолия Кожемякина.

Алкоголь и футболь. Часть 18. Трагедия Анатолия Кожемякина.

01

 

 

 

 

 

Анатолий Кожемякин – не игрок, игрочище! Мало того, «Талантище!». И это не только мое личное мнение. Так о нем отзывался главный тренер юношеской сборной СССР (U-19) Евгений Иванович Лядин. А мнение это специалиста стоит вдвойне. Много ли вы найдете тренеров юношеских и молодежных сборных в любой стране, который дважды приводил своих подопечных к победе на чемпионатах Европы, как это делал Лядин в 1966-ом и 1967-ом два года подряд? Добавьте сюда ещё и «бронзу» советской молодежи в континентальном первенстве-1969, и получите просто таки выдающийся результат.Анатолий Кожемякин успел за свою короткую, но яркую жизнь, поиграть в самых разнообразных сборных страны. И в юношеской, и в молодежной, и в олимпийской, и в сборной клубов СССР. В национальной сборной Светского Союза Кожемякин дебютировал 29 марта 1972 года в товарищеской игре против Болгарии, которая проводилась в Софии и завершилась вничью – 1:1. Дебютировал в 19 лет! А годом ранее он поехал на чемпионат Европы среди юношеских команд (U-19) в Чехословакию, как раз под руководством Лядина. И выступил на этих соревнованиях Анатолий просто таки блестяще. Забив в ворота соперников 7 мячей в 5 встречах (!) он стал не только лучшим бомбардиром турнира, но и был признан всеми лучшим игроком европейского первенства, опередив португальца Жордао.  Правда, тогда наши молодые надежды чемпионами не стали, не проиграв на одного поединка. Как такое возможно, спросите? Элементарно! Полуфинал советские футболисты проиграли англичанам по послематчевым пеналям, аналогично и во встрече за третье место восточным немцам. Интересно, что после завершения полуфинального ристалища наших парней с британцами, победители всей командой по-шуренькому ринулись к входу в подтрибунное помещение, образовали живой коридор, и когда убитые поражением парни в красных футболках с надписью «СССР» на груди через него двинулись, тут же устроили своим советским сверстникам бурную овацию! Таким вот кардинальным способом англичане проявили к своему поверженному в упорнейшей борьбе сопернику. Ведь играли наши парни на  чемпионате Европы-1971 действительно мощно и красиво! В той команде блистали всеми гранями своего таланта такие в будущем известные мастера большого футбола, как Олег Блохин, Леонид Буряк, Анатолий Байдачный, плюс Анатолий Кожемякин. Тренер юношеской сборной Союза Евгений Лядин позже признавал, что вот такой мощной атакующей линии у него не было за все его годы работы с юношеской сборной СССР. А это, ни много, ни мало – 12 лет (1965-1972 и 1979-1982 гг.)!

А годом ранее своего чехословацкого триумфа Кожемякин дебютировал в Высшей лиге за московское «Динамо». И это в 17 лет! Сначала, 2 мая 1970-го Анатолий вышел в матче с земляками-торпедовцами на замену. А уже через четыре дня в Симферополе Кожемякин был в основе и играл с одесским «Черноморцем» с самого стартового свистка. Самые проницательные заметят и поинтересуются: «А чего это «Черноморец» свой домашний матч играл за сотни километров от родной солнечной Одессы-мамы в не менее солнечном Крыму?». Нет, родной Центральный стадион Черноморского морского пароходства не был ни на ремонте, ни тем более дисквалифицирован. Просто Федерация футбола СССР решила провести в сезоне 1970 года такой себе эксперимент, и обязала все клубы Высшей лиги провести один домашний матч в городе, где клубов Вышки не наблюдалось. Все это делалось ради популяризации футбола в стране. Нужно признать, хорошее дело было задумано. Только вот такой эксперимент ни к чему не привел и о таком вот новаторском решении Федерации футбола страны очень скоро предпочли забыть, будто бы ничего и не было!

Так вот после игры с «Черноморцем» в Симферополе, который, кстати, динамовцы Москвы выиграли – 1:0, к знаменитому всемирно известному голкиперу 41-летнему (!) Льву Яшину подошел известный спортивный журналист Олег Кучеренко и начал задавать вопросы. Лев Иванович с готовностью на них отвечал, недовольно ворча при этом: «В прыжке беру мяч, Прокопенко (тот самый, ставший в последствии Виктором Евгеньевичем, известным тренером одесского «Черноморца», волгоградского «Ротора», сборной Украины, донецкого «Шахтера» и московского «Динамо» — К.А.) со мной сталкивается ненароком и тут же извиняется: «Простите, Лев Иванович!», а я ему: «Да ты играй, это же игра, тут все равны». Когда же «акула пера» поинтересовался мнением прославленного голкипера про игру молодого Кожемякина, Яшин ответил кратко, как отрубал: «Парень талантливый, но если не будет трудиться, толку не будет».

А парень трудился. В поте лица тренировался, тренировался, тренировался. Хотя и расслабиться время от времени в разгульных компаниях был не прочь. Но ведь возраст то какой был у парня? Самый что ни на есть горячий. Когда нет полутонов, и существует только черное и белое восприятие мира. Когда вокруг все так прекрасно и молодой человек начинает познавать бурлящую вокруг него жизнь с жадностью страждущего в пустыне. Он впитывает в себя каждую каплю этой самой жизни, смакуя ее соблазны и всей своей сущностью восставая против многочисленных запретов. Правда, если хочешь стать хорошим футболистом, то нужно всего себя отдавать футболу. Думать о футболе. Жить футболом. Значит, соблюдать многочисленные «низзя». И только потом вся остальная жизнь!

Анатолий Кожемякин подавал большие надежды в футболе. После возвращения с триумфального лично для себя юношеского чемпионата Европы Кожемякин стал постоянно играть в основе московского «Динамо». Забил в оставшихся матчах советского первенства-1971 семь голов и стал лучшим бомбардиром своего родного клуба в том сезоне. А ведь за московское «Динамо» тогда играли такие выдающиеся мастера, как Владимир Пильгуй, Юрий Семин, Владимир Басалаев, Виктор Аничкин, Владимир Эштреков, уволенный с киевского «Динамо» Йожеф Сабо, Владимир Козлов, Александр Маховиков, Геннадий Еврюжихин. Так что попасть в основу одного из грандов советского футбола того времени было очень трудно. Да и еще у такого требовательного тренера, как Константин Бесков! Но Кожемякин выходил на поле и играл. Да так, что великий тренер не пожалел о том, что поставил модой талант в основу. На что старшие товарищи по команде, особенно атакующей линии, отреагировали довольно прогнозируемо – они не любили Кожемякина, считая его и того же Байдачного выскочками. Мол, молокососы, которых тренеры незаслуженно вознесли до небес! Да-а-а. Чувствовали заслуженные ветераны со стороны этих самых «молокососов» нешуточную конкуренцию, вот и нервничали. Ведь не дураками же были, потому и понимали, что Кожемякин, например, уже сейчас, в таком молодом возрасте гораздо талантливее их, поэтому и пользуется всемерным доверием тренерского штаба московского «Динамо». В частности, Константина Бескова, который смотрел на игру Кожемякина и задумчиво приговаривал: «Он все больше и больше напоминает мне Стрельцова…». И Анатолий играл, не обращая никакого внимания на все ворчания «стариков». Ведь несмотря ни на что, они все-таки профессионалы, и во время футбольных матчей, например, тот же Еврюжихин, несмотря на свою неприязнь к своему молодому партнеру по команде, исправно снабжал «будущего Стрельцова» пасами. Но в такой вот ситуации нужен был только повод, и на молодой динамовский талант спустят всех собак!

А вот в 1972 году Кожемякин сломался. В смысле, в его душе произошел какой-то надлом. Правда, начал тот сезон Анатолий просто феерично. Два гола в четвертьфиналах Кубка кубков югославской «Црвене звезде» забил. В Белграде открыл счет, и москвичи выиграли тот трудным поединок – 2:1. А потом во время ответки в Ташкента счет сравнял. В итоге, 1:1, и «Динамо» впервые в истории советского футбола выходит в полуфинал одного из европейских клубных турниров.

И вот в первом полуфинальном матче  с берлинским «Динамо» из ГДР и произошел с Кожемякиным конфуз, другого слова и не подберу. Наши футболисты побеждали в гостях – 1:0. На 83 минуте игры во время схватки в своей штрафной площади в борьбе с соперником завалился на газон Евгений Жуков. Все игроки на поле так и замерли в ожидании свистка венгерского арбитра Бирчака. А немецкий футболист, который сфолил на своем советском коллеге, начал было уходить от места происшествия в сторону своих ворот. И тут, откуда не возьмись, в свою штрафную площадь нагрянул Кожемякин и без раздумий, по-хозяйски так, взял мяч в руки. На поле все так и опешили от подобных действий Анатолия, а венгерский арбитр чуть было свисток не проглотил от удивления! Он все видел в своей жизни, но такое!

Немцы реализовали пенальти и ушли от поражения – 1:1. Кожемякин потом оправдывался, мол, слышал я свисток, слышал, богом клянусь! Хотя, тогда ведь в высшие силы советские люди как бы не верили. Так что для пущей убедительности своей невиновности Кожемякин вполне мог употребить словосочетание «Честное комсомольское!». Простили ли его одноклубники и, главное, Бесков, за такой вот невиданный ляп – того не ведаю. Хотя, динамовский вратарь Владимир Пильгуй признавал: «…Ругали его потом, конечно, страшно…». Здесь, думаю, «старожили» оторвались на парне конкретно, и возместили на нем  свою злобу, копившуюся на протяжении прошлого сезона. Так что и не удивительно, что вот после этого вопиющего случая Кожемякин мог закончиться, как футболист.

В ответном матче во Львове Анатолий играл неубедительно и был заменен в самом начале второго тайма на Михаила Гершковича. Теперь уже москвичи первыми пропустили, смогли потом отыграться и выиграли двухраундовую дуэль в серии послематчевых пенальти. В финале Кожемякин не играл. По словам его партнера по нападению в юношеской сборной и московском «Динамо» Анатолия Байдачного, из-за травмы. Не знаю, как оно было на самом деле, только вот Кожемякин начал искать утешение на дне стакана. Сразу же появилась теплая компания «доброжелателей», которые на совместных попоечных посиделках и посочувствуют твоему горю, и совет нужный дадут, мол, забей на все. А если ты им еще и наливаешь, так вообще «лучших друзей» тебе уже и не сыскать. По крайней мере, пока в твоем кармане водятся денежки. Так что загулял молодой талант тогда конкретно. Олег Кучеренко в еженедельнике «Футбол»  в 1999 году в своей статье «Ему прочили славу Стрельцова» (а ведь на самом деле прочили!) с болью писал: «В футболе нередко бывает, что вокруг молодого игрока, получившего широкую известность, образуется теплая компания, смущающая его всеми прелестями жизни. И Кожемякин, можно сказать, загулял. Мне рассказывали, что на тренировочных сборах перед игрой в Новогорске он большую часть времени после пребывания на «воле» отсыпался. Тренировался и спал, спал и тренировался. Понятно, что это никак не способствовало росту его футбольного мастерства. В том чемпионате Кожемякин забил всего один мяч в 11 матчах».

И все бы пошло по наклонной, не сомневайтесь. Если бы Анатолий не женился! И снова все видели того футболиста, подающего надежды и страшно перспективного, к игре которого так привыкли во второй половине сезона-1971, и которого уже было стали все забывать. А парень, связав себя узами Гименея, остепенился и начал забивать. Причем со скорострельностью автомата Калашникова! «Карпатам» во Львове, например, он положил четыре гола! А его «Динамо» выиграло на переполненном стадионе «Дружба» — 5:3! Всего в чемпионате СССР 1973 года Кожемякин отличился в воротах соперников своей команды 16 раз! В споре бомбардиров его опередил его бывший партнер по атаке в юношеской сборной Советского Союза киевлянин Олег Блохин с 18-ю голами. Результативность лидера атак московского динамовца не прошла не замеченной сквозь внимание тренера сборной страны Евгения Ивановича Горянского. Кожемякин сначала был приглашен на товарищеский матч со шведами, где отыграл всю игру, а потом и на поединок плей-офф отбора чемпионата мира-1974 в ФРГ со сборной Чили, где заменил на 30 минуте Аркадия Андриасяна из ереванского «Арарата». Впрочем, в обеих этих встречах, состоявшихся в столице нашей Родины Москве 5 августа и 26 сентября 1973 года соответственно, бомбардирского таланта Кожемякина оказалось недостаточно для побед – по нулям.

А 14 октября в календарном выездном матче с «Днепром» Анатолия сломали. 15 000 зрителей на стадионе «Метеор» стали свидетелями, как голкипер хозяев поля Собецкий всей массой своего тела буквально рухнул на ногу рвавшегося к его воротам Кожемякина (который до этого уже дважды забил). Кучеренко в «Футболе» написал, что «Травма ужасная, все колено разворочено. Врачи только качали головами и ничего утешительного не говорили». То, что его в конце сезона признали в списке 33 лучших футболистов лучшим среди центрфорвардов и он стал в составе московского «Динамо» «бронзовым» призером чемпионата СССР, для Анатолия было слабым утешением. Самое время снова поискать утешения на дне стакана! Слабые и утратившие веру в себя люди так и делают. И вот тут то молодой футболист проявил настоящий характер. Ведь теперь он не был один на один своим горем! У него была жена, которая поймет, приласкает, успокоит, да и нужный совет даст. Так что, восстанавливаться и тренироваться! Все помысли и действия только про это! И Анатолий Кожемякин тренировался. Упорно тренировался. В пику всем врачебным запретам и диагнозам. «Так говорите, что у меня разрыв крестообразных связок и мне всю жизнь ходить теперь хромым? А с футболом, так вообще завязывать нужно? Так знайте, врачи-коновалы, не бывать этому!!!».

8 сентября 1974 года трибуны столичного стадиона «Динамо» буквально ревели от нахлынувшего на них восторга! Да и как же иначе, ведь на поле появился их кумир и надежда, Анатолий Кожемякин! Если бы болельщики на трибунах тогда только знали, как мало ему оставалось жить на этом свете. Меньше месяца.

В стартовом составе после травмы Кожемякин вышел 6 октября 1974 года в Тбилиси против местного «Динамо». Отыграл, говорят очевидцы, очень даже на приличном уровне. Надеялся, что тренер родного клуба, коим уже был Гавриил Качалин, его поставит в основу и на следующий матч с московским «Торпедо». Но в том Качалинском «Динамо» уже солировал другой молодой и перспективный нападающий, Вадим Павленко, который наколотил в 28 матчах чемпионата страны 16 голов и в споре бомбардиров уступил первенство все тому же Олегу Блохину с 20-ю мячами, разделив второе-третьи места Анатолием Ионкиным с алма-атинского «Кайрата». Так что Кожемякин снова услышал из уст Качалина свою фамилию на матч дублеров. Весь первый тайм с торпедовцами он простоял, а потом в перерыве, сославшись на травму, сменился. Нужно ли говорить, что Анатолий, обиженный такой вот «несправедливостью» по отношению к себе, не поехал вместе со всей командой на базу готовиться к встрече основных составов, которая должна была состоятся на следующий день, и отпросился у Качалина отлучится на денек по своим неотложным делам. «Ладно, Толя, смотри поаккуратнее, на твоей совести…».

 

02

Популярнейшая в 1970-1980-е года группа «Машина времени». Многие предполагают, что именно на концерте Макаревича и Ко побывал Анатолий Кожемякин в последний вечер своей жизни.

 

А дальше все покрыто мраком тайны. То ли Кожемякин отправился со своим старым товарищем на развеселую пирушку, то ли на концерт популярнейшей тогда среди молодежи группу «Машину времени». Хотя как по мне, одно другому не то, что не мешает, а очень даже способствует. Как бы то ни было, а заявился Анатолий домой на ясные очи своей жены «тепленький». «Пьяного не пущу», — сообщила жена и не открыла дверь» (официальный сайт футбольного клуба «Динамо» Москва, дата публикации 22 мая 2004). Ну и куда молодому человеку деваться, если родная жена не пускает в квартиру? Конечно же идти к тому, с кем пил! Старый друг ведь не жена, всегда поймет! Тем более, если с ним вместе совсем недавно гужбанил.

Переночевал Анатолий у своего товарища, да и вышли оба поутряне на лестничную клетку в десять утра. Не знаю, провожал ли приятель своего друга-футболиста домой, или они шли похмеляться. Хотя, опять же, одно другому не помеха. Вызвали лифт, загрузились, начали спускаться вниз. А он возьми, да и застрянь между этажами. Как говориться, не везет, так не везет до конца! Кончено же, молодые ребята не стали ждать, пока лифтер исправит поломку. Да и диспетчер по громкой связи не отвечал. Вот и решили молодые здоровые парни выбраться с «лифтовой тюрьмы» самостоятельно. Силы то молодецкой хоть отбавляй! Двери раздвинуть – раз плюнуть. Шасть, спуск а руках и приятель уже на лестничной площадке машет рукой Анатолию, мол, давай за мной, не тушуйся! А нападающий «Динамо» все никак не мог решиться. Он боялся джинсы фирмы Leeзапачкать, которые привез на зависть всем сверстникам из загранкомандировки! Но с другой стороны ждать, пока лифт заработает, тоже неблагодарное дело. Кто знает, когда его починят? И Анатолий решился… А тут и лифт неожиданно заработал, не мог его лифтер хоть на парочку секунд позже запустить. Причем лифт был еще старой конструкции, увесистый и тяжелый. «Его последними словами было: «Джинсы бы не испачкать…» — и дальше душераздирающий крик…» (Василий САРЫЧЕВ. «БЫЛ БЫ СЕЙЧАС ЗВЕЗДА…». «Прессбол», 02.06.2005).

Когда 13 октября 1974 года московские динамовцы проиграли своим землякам торпедовцам матч чемпионата страны со счетом 0:1, и недовольные собой пришли в раздевалку, явно устроив между собой разборки «Кто виноват?», появился начальник команды Лев Яшин (читал, что это именно он отпустил под свою ответственность Кожемякина) и как-то обреченно произнес: «Ерунда это все, вот товарищ ваш погиб, Толя Кожемякин…». И все в шоке замолчали.

Хоронили Кожемякина, которому не суждено было стать ни уважаемым Анатолием Евгеньевичем, ни «вторым Стрельцовым», всей командой и в закрытом гробу. Только для родителей сделали исключение, предварительно попросив лишних отойти в сторонку, и открыли крышку гроба. Юрий Пудышев, тогда московский динамовец, который как раз готовился к выносу, непроизвольно бросил взгляд на своего одноклубника, и тут же отшатнулся. Такая жуткая картина предстала пред его взором. И если так отреагировал здоровый молодой человек, то что уже говорить о матери?! А Юрий Пудышев потом философствовал в своих воспоминаниях: «Судьба. А поедь на тот предматчевый сбор был бы сейчас звезда…». Пишут, что Качалин тогда отобрал из дубля под запас против «Торпедо» Кожемякина, Пудышева, Якубика и забившего гол Курненина. Мне вот сомнительно. Ведь если тренер наметил игрока усадить с собой на лавочку запасных игрока, чтобы, в случае чего, выпустить его на замену, зачем же тогда он его с легким сердцем отпустил со сборов по своим делам?

 

Думаю, ни для кого не секрет, что в подавляющем большинстве те, кто постоянно употребляет во внутрь горячительные напитки, до преклонного возраста не доживают. Примеров тому миллионы. Лично вот у меня много друзей и хороших знакомых умерло из-за пагубного влияния алкоголя на организм, едва пережив тридцать лет, а то и вовсе не дотянув до этого рубежа. Ну, ладно там те, кто не представляет себе жизнь без бухла. Так ведь молодых и здоровых, полных сил «зелёный змий» не щадит. Кто на мотоцикле, или вот автомобиле разбился. Кого самого, «тепленького», машина сбила. Кто, после принятия на грудь приличной дозы утонул, хоть и чувствовал себя в водной стихии, как рыба. Или вот как в данном случае, вырвался молодой орел с «клетки» предматчевых сборов на волю, да выпил с товарищем. На концерте молодежной группы оторвались. А потом, уже утром, зашли в лифт. А он возьми, да и застрянь между этажами. Вызывать диспетчера и ждать, пока лифт починят – это не для молодёжи! Особенно, когда тебе море по колено. И сил в избытке. Что нам стоит дверь отворить и вылезти по очереди наружу. Но тут неожиданно лифт возобновил свое движение, и одного богатыря разорвало напополам!

Да-а-а.Такая вот трагедия случилась утром 13 октября 1974 года в столице нашей Родины с московским динамовцем Анатолием Кожемякиным. Страшная трагедия. Жуткая! По словам болельщиков со стажем, которые видели игру этого футболиста вживую и по телевизору, очень хороший был игрок. На тот момент ему исполнился всего 21 год. А уже и за свой клуб в 85 играх наколотил 32 мяча, и три игры за сборную Союза провёл. Когда же он пропал из состава «Динамо» и не появился ни в какой другой команде – многих это удивило. Как и то, что главный тренер московского «Динамо» Гавриил Качалин ещё до окончания сезона 1974, ни с того, ни с сего, подал в отставку. И Яшина тоже с команды уволили. Тогда ведь о таких трагедиях советские СМИ не сообщали. А ведь смерть футболиста напрямую связана с отставкой тренера. Гавриил Дмитриевич не мог себе простить, что в тот вечер отпустил своего подопечного домой из расположения клуба. Поэтому  подал заявления об уходе.

03Так атаковал Анатолий Кожемякин в составе родного клуба московского «Динамо».

 

 

Всего спустя 10 дней после трагедии москвичи играли в ГДР первый матч на Кубок УЕФА против дрезденского «Динамо». Нужно ли вам говорить, уважаемые читатели, в каком психологическом состоянии выходила на поле советская команда, ведь многие динамовцы совсем вот недавно хоронили своего одноклубника и товарища. А похороны, это вам не свадьба. От посещения оных настроения отнюдь не добавляется. Наоборот, подобные смерти заставляют задуматься над быстротечностью нашей бренной жизни. В такие моменты так хочется её прожить, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Лично испытывал подобное чувство не один раз. И возненавидел ходить на похороны. На меня после посещений кладбища на таких вот траурных мероприятиях с душераздирающим плачем родных и близких, да погребением тела того, с кем ты еще совсем недавно общался, нападает какая-то меланхолическая апатия, когда все на фиг, и все по фиг. В общем, настроение опускается ниже нуля и ничего не хочется делать.

А динамовцы Москвы, тем не менее, достойно противостояли в гостях команде, которая в предыдущем розыгрыше Кубка чемпионов 1973-74 гг. прошла итальянский «Ювентус» — 2:0 и 2:3, и хорошенько попортила кровь будущему обладателю приза на целых три сезона, мюнхенской «Баварии» из ФРГ – 3:4 и 3:3. Для тех, кто не сильно рубит  фишку в футболе, сообщу, что в те времена две вышеназванные команды – это «монстры» европейского клубного футбола (да и сейчас, собственно говоря, тоже). И вот такому мощному коллективу московские динамовцы уступили дорогу дальше только по пенальти, обменявшись домашними победами по 1:0. Так и хочется задаться вопросом, а если бы в составе «Динамо» играл Кожемякин, смогли бы выступить лучше? Ответ однозначный. Безусловно. Во всяком случае, моральный климат в команде, особенно накануне первого выездного матча, был бы на порядок выше, не отпусти тогда Качалин (или Яшин с разрешения Качалина) молодого футболиста домой «по делам», или же не выпей Кожемякин в развесёлой компании спиртного. Но случилось то, что произошло.

04

P.S. Спасибо автору за отличный материал!

 

До боли много знакомого, в частности, судьба Кожемякина.

 

Я помню его последний матч в Донецке, когда бегая вдоль бровки и подавая мячи, он произвел на меня сильное впечатление не столько своей игрой, сколько прической — длинные волосы смольного цвета, зачесанные набок, смуглая или сильно загорелая кожа, родинка на щеке, которая бросалась в глаза, и карие глаза. Выглядел реально не по-советски — чувствовалось, что у «мужика» был вкус…Но прежде всего — прическа а-ля Кройфф, Реп, Герд Мюллер, А чем можно было впечатлить 12-13-летнего пацана еще? :) Тогда все носили на Западе такие прически — и Кройфф, и Роберт Плант, и Ян Гиллан:) Вот поэтому его смерть в лифте — а об этом говорила вся страна — шокировала конкретно! Joyce (Donetsk), 27.10.2013, 13.22. (из комментариев на моем блоге к статье «Сильнейший клуб Восточной Европы эпохи социализма. Кто он? — часть 2» на сайте UA-футбол).

 

А вот воспоминания вратаря московского «Динамо» 1970-1981 гг. Владимира Пильгуя: «По манере Толя чем-то напоминал Стрельцова. Несмотря на молодость, он отлично читал игру, предугадывал действия и замыслы партнеров, предвидел развитие атаки, умело открывался в штрафной, чувство гола у него было просто потрясающим. Да разве приглашают в сборную в 19 лет просто так?!».

Своего партнера по команде поддерживает и Михаил Гершкович: «Футболистом Толя был от Бога. Разносторонний, неординарный, он, как и все таланты, попал в основной состав, минуя дубль. С его гибелью футбол потерял много».

Солидарен со своими одноклубниками и Анатолий Байдачный: «Наш футбол потерял в его лице второго Стрельцова. Это был форвард без изъянов, обладавший великолепной техникой, скоростью, невероятным голевым чутьем. На турнире УЕФА 1971 года (тогда еще неофициальном юношеском первенстве Европы) группу атаки сборной СССР составляли Кожемякин, Блохин и я, а «под нами» диспетчер Буряк. Толя тогда стал лучшим бомбардиром (7 голов в 5 матчах) и получил приз лучшего нападающего, который прежде никому не вручался. Его гибель стала огромной потерей для отечественного футбола. Говорили, что причиной тому стали нарушения Кожемякиным режима. Это не так. Тогда все нарушали понемножку, и он — не больше других. Видно, судьбой так было предопределено. Толя был очень добрым, отзывчивым парнем, умел постоять и за себя, и за товарищей, и для меня это была невероятная утрата».

Кстати, Байдачный был категорически не согласен с распространенным среди болельщиков, и вообще всех, кто знал Анатолия Кожемякина, мнением, что он был парнем не для семьи, фестивалить любил, режим нарушал: «Он просто был молодой!» Статный, хорошо одевавшийся (из поездки за границу привез джинсовый костюм – труднодоступную мечту всей советской молодежи), любивший красивую жизнь, он не мог не нравиться девчонкам — в точном соответствии с законами жанра те дежурили в подъезде. От спиртного зависим не был: так, шампанского после игры в компании в каком-нибудь модном ресторане. А парень хороший, открытый, о каких говорят «душа коллектива». Кстати, опять же, мнение Байдачного никоим образом не противоречит мнению широкой «общественности», а только подтверждает его. Только в более смягченном варианте. Друг ведь, как-никак.

 

И еще одно невероятное, но очевидное обстоятельство. Анатолий Кожемякин поражал ворота соперников в 23 матчах. И только в одном динамовцы уступили, и еще в одном сыграли вничью. Остальные выиграли! Потрясающий факт!

 

26-28 апреля 2014. С вставкою текстов 2011 года.

Костенко Александр Александрович.

 

Вы можете оставить комментарий.

Оставить комментарий