1976. Как динамовцы Киева бойкотировали матч-открытие «осеннего» чемпионата СССР в Донецке, и что из этого вышло.

1976. Как динамовцы Киева бойкотировали матч-открытие «осеннего» чемпионата СССР в Донецке, и что из этого вышло.

01

Программка к матчу, который не состоялся.

 

Вот, представьте, уважаемые любители футбола, такую картину. Люди под завязку заполняют трибуны местного стадиона. С нетерпением ожидают первого матча в сезоне своих любимцев против сильного соперника с огромным авторитетом в Европе, предчувствуя суперигру. И тут диктор по стадиону делает объявление, что на поле выйдут демонстрировать свое мастерство основной и дублирующий составы своей родной команды, а сам матч-открытие переносится на более поздний срок. Конечно же, безумное недовольство десятков тысяч болельщиков на спортивной арене обеспечено. Недовольный свист. Гам. «Трехэтажные» выражения из непереводимого народного фольклора. Скажете, что такого в Советском Союзе просто-напросто быть не могло? А вот и могло! А вот и было!!!

Сие событие произошло 14 августа 1976 года в Донецке! Вот как вспоминал про этот вопиющий случай в истории советского футбола начальник областного совета ДСО (добровольное спортивное общество) «Авангард», под чьим патронажем находилась футбольная команда донецкого «Шахтера», Леонид Мармазов: «К таким играм всегда был повышенный интерес со стороны болельщиков. А тут еще против нас должны были играть свежеиспеченные призеры Олимпиады, двое из которых — Коньков и Звягинцев — воспитанники нашей команды. Понятно, что стадион «Шахтёр» был заполнен под завязку.  Ждем приезда гостей в фойе стадиона. Минут за 40 до начала игры подъезжает их автобус. Первым из него выходит Олег Петрович Базилевич, уважаемый в Донецке человек, много лет отдавший нашей команде и в качестве игрока, и в качестве тренера. На нем еще, помню, был красивый светло-бежевый костюм олимпийской сборной с гербом СССР на груди. Я его обнял, поприветствовал. Смотрю, а в автобусе народу маловато. Спрашиваю: «А где же Лобановский? Где команда?», — а Базилевич: «А их не будет. Игру решили перенести». В это время в холл выходит главный тренер «Шахтёра» Владимир Сальков: «Олег, как это понимать? Почему мы ничего не знаем? Могли бы позвонить хотя бы утром?». А киевляне стоят и только улыбаются».

Что тут началось! Динамовцев приехало на матч только восемь человек (по другим свидетельствам – девять). И, подозреваю, что не все были игроками основы. Остальные же игроки команды вместе с тренерами, врачами и обслуживающим персоналом отсутствовали. Наставник донецкого «Шахтера» Владимир Максимович Сальков тут же выдвинул к судье Павлу Казакову категорическое требование: вывести команды в центр поля и при всем честном народе громогласно объявить киевлянам техническое поражение. Но это вполне законное требование не было выполнено. Растерявшийся Олег Базилевич тут же поспешил к телефону и стал названивать Первому секретарю ЦК компартии Украинской ССР Владимиру Васильевичу Щербицкому. Думаю, все знают, как опекал родное «Динамо» главный человек республики в то время? Разве мог он допустить такое безобразие в отношении своей любимой команды? Конечно же, нет! И еще сто раз «Нет»!!!

02

Первый секретарь ЦК компартии Украинской ССР Владимир Щербицкий очень любил футбол. Болел за киевское «Динамо» и всячески опекал свой любимый клуб. На фото Щербицкий в центре с мячом принимает Центральный (Республканский) стадион в Киеве накануне Московской Олимпиады-1980.

03

А вот Щербицкий стоит рядом с всесильным Генеральным секретарем ЦК КПСС и руководителем СССР Леонидом Ильичем Брежневым, чьим ставленником и был Первый секретарь компартии Украинской ССР.

04

Щербицкий был самым влиятельным человеком Украинской ССР, и его уважало простое население республики. Помню, с какой любовью о нем отзывались мои дедушка, бабушки, отец, мама, да и вообще все многочисленные родственники, старшие товарищи, знакомые и друзья. И Щербицкий любил свой народ, по мере своих сил все делая ради его благополучия. Только вот если кто шел наперекор указаниям первого человека Украинской ССР, его гнева было не избежать. А дальше шли оргвыводы.

 

 

Щербицкий, поняв суть вопроса, тут же позвонил по правительственной связи главе Донецкого обкома (областного комитета) партии Качуре, который по своей должности (а тогда все первые лица обкомов Украинской ССР просто обязаны были посещать матчи «своих» команд, вне зависимости от того, любят ли они футбол, или к нему равнодушны) и велению болельщицкого сердца пребывал в это время на стадионе. Первый секретарь Украинской ССР потребовал, чтобы к трубке телефона позвали Салькова, и выдал тренеру «Шахтера» гневную тираду. Мол, ты хоть понимаешь на кого батон крошишь?

- Что это вы вздумали издеваться над киевским «Динамо»? Вы не понимаете, что это за команда? Что она значит для украинского народа? Это наша гордость и наше знамя! – негодовал Щербицкий.

- Но есть регламент чемпионата, и он един для всех, — начал было робко возражать Сальков. Что только еще больше взбеленило первого человека Украинской ССР. Как это так? Он делает далеко непрозрачные намеки, а его не понимают! Или, делают вид, что не понимают, включают непонятку. Дурачка в простонародье.

- А ну-ка дай трубку Качуре! – потребовал Щербицкий. Глава Донецкого обкома партии несколько минут то краснел, то синел, выслушивая гневный монолог своего начальника. Потом, вытирая испарину на своем ясном челе положил трубку телефона и распорядился тоном, не вызывающим возражений: «Быстро вызывайте «дубль» и организуйте товарищескую игру. Надо успокоить народ». Это так вспоминал этот случай сам Сальков, который позже и рассказал сию историю известному футбольному историку Алексею Бабешко.

Пока в ложе для почетных гостей стадиона «Шахтер» шли все эти разборки, арбитр матча Казаков не мешкая сообщил по телефону в Москву о приближающемся скандале, который может всколыхнуть не только Донецк, но и весь советский футбол. Да что там футбол? Все общество Союза! А какой резонанс вызовет это неординарное событие за «бугром» на Западе? Просто огромнейшее! Ведь у нас в стране все делается для повышения благосостояния и благополучия всего советского народа, и никаких забастовок с бойкотами советские люди проводить не могут! Это у них на «загнивающем» Западе такое возможно! А у нас, в СССР, стране, где все равны – нет, нет, и еще раз нет!!! Так что позволить признать сам факт бойкота футболистами матча чемпионата Советского Союза чиновники от советского футбола попросту не могли. Не имели на это права! Ведь тогда бы полетели со своих теплых насиженных кресел в высоких кабинетах куда-нибудь в голубую даль в направлении необъятных северных просторов страны. И еще не факт, что руководить какой-нибудь заштатной провинциальной организацией. Вполне возможен был вариант, что за халатное отношение к своему делу и за нанесение заметного ущерба престижу советского государства это самое государство «определило» бы нерадивых спортивных чиновников на свое полное гособеспечение, годиков так на …надцать. А кому охота пополнять ряды советских зеков, и под чутким присмотром вертухаев ударно работать в телогрейках во благо своей Родины? Правильно, нет таких!

И из Москвы поступило четкое указание, которое не терпело возражений: «Игру отложить и перенести на более поздний срок!». Конечно же, «Сальков вернулся расстроенным, — продолжал свои воспоминания Леонид Мармазов, — Подождал, пока переоденется «дубль», облачился в спортивный костюм, взял свисток и сам повел два состава на поле. Реакция болельщиков была ожидаемой. Пока не прозвучало объявление, что матч перенесен и все билеты будут действительными, свист стоял убийственный».

05

Киевское «Динамо» образца 1976 года.

06

А вот и донецкий «Шахтер» в сезона-1976.

 

 

Официальный документ про перенос матча «Шахтер» Донецк – «Динамо» Киев с 14 августа на 22 сентября 1976 года пришел из Федерации футбола СССР только несколько дней спустя после скандала. На игру пришло посмотреть 20 000 болельщиков, которые стали свидетелями интересного матча, завершившегося нулевой ничьей. Киевлянам это позволило набрать пять очков в семи играх, покинуть последнюю строчку в турнирной таблице, и подняться на 14-е место среди 16-и участников. А Горняки после шести поединков «осеннего» чемпионата страны с семью набранными баллами с восьмого места поднялись на шестое. Потом последовал выезд обеих недавних соперников за рубеж, где динамовцы в рамках 1/16 финала Кубка европейских чемпионов добыли трудную победу в Белграде над местным «Партизаном» — 2:0 (первый матч – 3:0), а Горняки в первом раунде Кубка УЕФА добыли приемлемую для себя ничью с берлинским «Динамо» — 1:1 (первый матч – 3:0). В итоге киевляне завоюют «серебро» чемпионата СССР и уверенно выйдут в четвертьфинал Кубка чемпионов, а «Шахтер» финиширует в советском первенстве десятым (хотя, кто как считает, ведь сразу у пятерых команд было по 14 набранных баллов) и вылетит с Кубка УЕФА на «заколдованной», пока что, для советских клубов стадии 1/8 финала. Но если бы чиновники от футбола поступили бы строго по регламенту советского чемпионата, то «Динамо» опустилось бы в турнирной таблице на строчку ниже с 17-ю набранными очками, а «Шахтер» наоборот, поднялся бы на восьмое место с 15-ю баллами. Хотя, кто его знает, какое бы было настроение у команд, если бы киевлянам в стартовом матче за их бойкот засчитали техническое поражение – 0:3?

Но всем интересно, какова же причина бойкота футболистами «Динамо» матча-открытия «осеннего» чемпионата страны в Донецке? По официальной версии, которую озвучил бывший игрок донецкого «Шахтера», а в сезоне-1976 – киевского «Динамо», Виктор Звягинцев: «В олимпийском футбольном турнире в Монреале участвовали 11 динамовцев — весь основной состав. После возвращения из Монреаля мы отправились на короткий отдых в Ялту, затем начали готовиться к игре с «Шахтёром». И тут поступает вводная — нужно ехать в Москву на чествование олимпийцев. Мы все во главе с Лобановским поехали в Кремль и в день игры с «Шахтёром» находились в московском Дворце съездов. Все получилось внезапно. Федерация футбола, отвечавшая за нашу явку, тогда, естественно, не могла и пикнуть против ЦК партии. Но при желании они смогли бы вовремя как-то «разрулить» ситуацию».

Конечно же, мнение такого классного и выдающегося футболиста, как Звягинцев, нужно уважать. Только вот какие-то доводы у Виктора Александровича малоубедительные. Какое там чествование, если «бронзу» советской футбольной дружины на Олимпиаде-1976 все восприняли за провал?

По другим источникам (приложение к еженедельнику «Футбол», «Великие клубы», №5 за 2005 год), футболисты «Динамо» просто взубнтовались против тренерского тандема Лобановский – Базилевич и категорически отказались играть под их началом. Надоели киевлянам и те космические перегрузки, которыми их по самые уши загрузил этот Тандем на сборах в Ялте после возвращения из летних олимпийских игр в Монреале, которые сборная СССР (составленная на 90%из динамовцев Киева) провалила напрочь, вместо ожидаемого «золота» завоевав «бронзу» в борьбе с «любителями» из стран соцлагеря и настоящими любителями из стран «лживого» и «загнивающего» остального мира. Так же футболистам киевского «Динамо» надоело чувствовать себя бесправными рабами, мнение которых не важно для тренеров команды, которые особо не церемонились со своими подопечными, часто оскорбляя их честь и достоинство. А если кто и проявлял свою строптивость, при этом высказывая недовольство «небожителям», ему тут же указывали на дверь. Мол, не нравиться, свободен! Или хуже того, «мариновали» в дубле. А последней каплей, переполнившей терпение киевских динамовцев, стало решение об отчислении из команды Трошкина и Матвиенко. Бикфордов шнур был зажжен. Его тление поддерживали отчисляемые футболисты во главе с Мунтяном (которого в сборную после излечения травмы на Олимпиаду не взяли, мол «Прыжки у тебя, Володя, слабоваты!»). И последовала невиданная доселе ситуация. Киевское «Динамо» не явилось в полном составе на матч-открытие «осеннего» сезона-1976 в Донецке! Мало того, свою первую игру в 39-ом чемпионате СССР динамовцы провели без своих тренеров-тиранов, и проиграли на Центральном стадионе в Киеве под ливнем на глазах своих 11 000 преданных болельщиков днепропетровскому «Днепру» — 1:3.

07

6 октября 1975 года. Пока они радуются своему общему успеху – выигрышем в Киеве на глазах переполненного стотысячного Центрального стадиона Суперкубка Европы в борьбе с мюнхенской «Баварией». Но через год между футболистами и тренерами киевского «Динамо» пробежит черная кошка. В итоге Базилевич (на фото стоит с цветами второй слева и улыбается) покинет команду, и у руля останется один Лобановский (на фото первый слева).

 

 

Конечно же, Федерация футбола Украинской ССР должна была срочно реагировать на такое вот безобразие, творящееся в самом популярном и сильном клубе республики. Были проведены собрания на разных уровнях, заседания начальников за закрытыми дверями. Косяком пошли комиссии, разбирательства, на которых обе стороны конфликта наговорили друг другу множество «ласковых» слов. И, в конце концов, было принято соломоново решение. Трошкина и Матвиенко в клубе оставить, а тренера Базилевича – уволить! Так что в итоге и футболисты своего добились, отстояв свои права и товарищей по команде, и Лобановский остался у руля «Динамо». Хотя из Москвы были неоднократные требования вообще отстранить Валерия Васильевича от футбола! Так будущий Мэтр насолил чиновникам из Белокаменной, которые пошли у него на поводу, разделив в угоду киевскому «Динамо» (читай, сборной СССР) сезон на две части, что они не могли этого простить теперь уже опальному тренеру. Но все обошлось.

Такие вот страсти бушевали в советском футболе. А вы говорите: «Не может быть!».

 

4 ноября 2014.

Костенко Александр Александрович.

 

 

Вы можете оставить комментарий.

Оставить комментарий